Александр Патлис в гостях у "Слово жизни"

александр патлис в гостях у "слово жизни"

С 16 по 18 июля в молодежном лагере Wave-camp, расположенном в 50 км от Новосибирска на побережье Обского водохранилища, прошел музыкальный фестиваль, особым гостем которого был известный певец, экс-солист белорусской группы «Новый Иерусалим», Александр Патлис.

Пастор «Слово Жизни» Артур Гукасян провел интервью с гостем из Беларуси, а съемочная группа церкви любезно предоставила редакции газеты «Что такое?!» аудиозапись беседы.

- Здравствуйте, Александр! Я надеюсь, что Ваши ответы помогут кому-то найти себя в творчестве. Как дела?

- Здравствуйте! Как на Земле: стараемся, занимаемся творчеством, растим деток, путешествуем, встречаемся с замечательными людьми. Спасибо за честь быть в Новосибирске.

- Как случилось так, что Вы стали исполнителем песен?

- Я думаю, что спонтанно это не случилось. У каждого человека есть свой талант, свое предрасположение, и, если есть талант, то он обязательно где-то проявится. Я благодарен своим родителям за то, что они его заметили; педагогам музыкальной школы, где я учился по классу «Баян». Однажды преподаватель хорового дирижирования, услышав, как я пою на перемене, предложил мне с ним заниматься пением. Так, более или менее профессионально, я стал заниматься вокалом.

В 14 лет я уже стал играть в коллективе на свадьбах, новогодних праздниках, в ДК «Текстильщиков» в г. Гродно, откуда я родом. В 16,5 лет меня пригласили в коллектив ребята, уже отслужившие в армии. Группа называлась «Истина». Мы играли в формате арт-рок, песни мировых исполнителей, а также свои хиты.

- Уже тогда у Вас был поиск истины?

- Да. Удивительно, что барабанщик этой группы, Геннадий Гавкалюк, мой хороший товарищ,  сейчас является лидером прославления одной из церквей в Гродно.

- Кто из исполнителей является для Вас авторитетом?

- Это очень большой спектр исполнителей. Когда-то я учился у Дэвида Ковердейла, у Стинга, когда он еще был в группе «Police», у Стиви Уандера. Если говорить о российской рок-музыке, то это группа «Ария».

Так как Гродно находится на западе Беларуси, то польская рок-музыка также оказывала большое влияние. Плюс ко всему когда-то я пел в народном хоре «Неман». Вот такой симбиоз.

- Есть ли кто-нибудь из христианских исполнителей, которые являются для Вас ориентиром?

- Конечно. Мне очень импанируют Кирк Фрэнклин, Тони Мэк, Audio Adrenaline в свое время, Newsboys. Однако, если говорить, что я слушал артиста и хотел услышать что-то похожее в своем голосе, – это, безусловно, Кевин Мэкс. Он являлся одним из вокалистов группы DcTallk, когда они еще были в полном составе. Потом, когда Кевин стал работать сольно, я слушал его альбомы, качал из Интернета, ловил какие-то «фишки», пытался быть похожим на него тембрально.

 На сегодняшний день мне близка группа One Republic, так как у их солиста в голосе есть вокальные мелизмы, которые были у Кевина Мэкса. Если ты хочешь иметь тонкую вокальную технику, то тебе необходимо слушать соул-музыку. Например, R. Kelly, Кирк Фрэнклин - это так называемая «черная музыка». Мне нравится певец Seal. Он сам хоть и черный, но старается всегда петь «по-белому», а есть белые вокалисты, которые, почему-то стараются «по-черному» петь. Конечно же, и рок-музыка: что-то из творчества U2 и многих других исполнителей.

- Можно ли сравнивать творчество светских музыкантов с христианскими, или же творчество последних оставляет желать лучшего?

- Не все христианские коллективы оставляют желать лучшего. В любой музыке, и в светской, в том числе, много низкокачественной музыки. Более профессиональные коллективы все-таки пробиваются, остаются работать и продолжают держать марку. Есть такая команда Switchfoot – христианский коллектив, который популярен, и который слушают и любят много неверующих людей; группа Newtmas, Lealand, песни Michael W. Smith крутят даже на светской радиостанции FM. Если говорить о Toby Mac, то даже некоторые голливудские компании под его саундтреки делают художественные фильмы.

- Песни прославления, которые поют англоязычные группы, наполнены глубоким смыслом, мелодичностью. Сегодняшние российские команды прославления исполняют песни, которые перевели с английского языка. Почему российские певцы не поют своих песен?

- Несколько лет назад я сделал такую акцию. Я хотел выпустить альбом прославления. В интернете мы сделали рекламу с призывом к музыкальным коллективам присылать свои песни прославления. Авторов трех понравившихся песен, которые мы с командой выберем, мы готовы были пригласить на запись в профессиональную студию, а также оплатить им проезд и выпуск песни. Мне прислали 60-70 песен. Из них всех можно было работать лишь с двумя или тремя песнями. Когда я выступал на Рождественском концерте в «Известия-Hall», в Москве, оказалось, что одну из песен прислала московская профессиональная команда, которая занимается прославлением.

Я знаю, что на сегодняшний день есть авторы, у которых есть потенциал, но им не хватает продюсерского влияния сделать песню, которая бы заинтересовала бы аудиторию. У кого-то есть материал, но не хватает финансовой возможности записать его; либо команды прославления, выпускающие музыку, работают только на свою церковь.

Я уверен, что Hillsong из Австралии тоже не сразу стал известным - до тех пор, пока не появился маркетолог, человек с конкретным бизнес-планом, с другим талантом. Написать песню – это одно, а поднять и вывести на рынок – это совсем другое.

- А Вы, как представитель зрелого поколения, чувствуете ответственность продвигать, культивировать творчество молодых ребят?

- Надо поднимать молодых исполнителей и помогать им, но прежде надо их найти. С некоторыми начинаешь разговаривать, и они считают себя слишком умными и не нуждаются в советах. Мне очень нравится группы Nuteki, которые делают качественную музыку как для христианской, так и для светской аудитории. 

 - Вам не кажется, что в процессе того, как человек выходит на светскую аудиторию, чтобы донести свои принципы и моральные устои, он вдруг сам забывает о них, начиная гоняться за славой.

- Слава – это, конечно, «наркотик». Человек, однажды вкусивший ее, будет  искать ее постоянно. Поэтому я - сторонник того, что любой музыкант должен быть прихожанином церкви, у него должно быть близкое общение с его пастором. Всегда есть вероятность «упасть» в результате известности среди светской и христианской аудитории. Необходимо, чтобы рядом были люди, которые могут корректировать тебя и наблюдать за тобой со стороны. Именно благодаря таким людям ты можешь сделать больше, уйти дальше и принести больше плода.

В Америке есть популярный коллектив Newsboys. Мы с ними встречались, общались. У них есть «дорожный» пастор, который каждый день их собирает на молитвы, на разбор Слова, смотрит в каком духовном состоянии находится команда, и перед каждым концертом он напоминает им, ради чего они выходят на сцену.

Нельзя забывать ради чего выходишь на сцену. Каждый исполнитель, если у него качественные песни, которые слушают люди, должен искренне говорить в своих интервью о своей вере, о своих убеждениях, не задвигать Иисуса на второй план и вести все разговоры только о музыке.

- Как Вы говорите, слава – это очень скользкая тема. Например, Кэти Перри в одном из своих интервью призналась, что продала душу дьяволу ради славы. Вам не кажется, что музыкантам необходимо работать над своими мотивами, чтобы их продвигали не маркетологи, но Бог?

 - Я думаю, что так и есть. Подобное возникает, когда человек забывает Господа и ни с кем не собирается делиться своей славой. Должен быть страх Божий. Слава же требует того, чтобы ее кормили. Если исполнитель популярен, а нового хита нет, то он уходит в депрессию, запой, наркотики.

Может Кэти Перри сказала это ради громкого пиара. Может теперь она сожалеет об этом, а назад вернуться не может.

Кроме того, ни для кого не секрет, что американская христианская индустрия достаточно влиятельна. Некоторые используют ее как стартовую площадку для своей карьеры, а потом в процессе роста популярности меняют тексты, образ жизни и т.д.

- Не могу не спросить, что случилось с группой «Новый Иерусалим»?

- Был пройден определенный жизненный этап, внутри коллектива появилось множество вопросов. У каждого было свое мнение на то, каким путем идти дальше. Я считал, что нельзя продолжать идти вперед без изменений, иначе мы просто будем топтаться на месте. Я чувствовал в своем сердце, что Бог готовит для нас что-то новое. Большинство участников коллектива были несогласны со мной. В США мы разошлись. Ребята сказали, что дальше со мной не едут.

- Вы чувствовали отверженность?

- Конечно. Это ведь 15 лет творческих вложений в коллектив. Утром после разговора у меня наступила новая судьба, как и у них. Шести людям легче вдохновить друг друга. Когда ты один – ты один. Мне не к кому было идти, моя семья была в Белоруссии, мои друзья были в Белоруссии, России, Украине. У меня не было Wi-Fi, 3G в телефоне, поэтому я пошел молиться, и Бог мне сказал: «Смирись. Я вознесу тебя в свое время». Я схватился за это слово.

- Вы чувствовали предпосылки к тому, что может получиться подобное?

- Нет. Это был 2006 год. Именно тогда я потерял голос, и мне сделали операцию на связках. В этот год ребята уехали без меня в Америку. Об их планах я узнал только перед их отъездом. Думаю, что им все-таки стоило со мной поделиться, я ведь все понимаю, я бы потом восстановился и присоединился.

С моей стороны, возможно, были какие-то предпосылки. Я, как фронтмен коллектива, стал уже более медийным. Я благодарен Богу за семью, за друзей, за Лешу Романова, за Виктора Раткевича из Риги, которые меня поддержали и не оставили.

Команду можно было сохранить. Я настаивал на том, чтобы кто-то из священнослужителей, которым доверяют ребята, нас рассудил. Однако, со стороны команды - это было уже в августе 2006 года - не было таких предпосылок и желания. Тогда я понял, что самостоятельно пойду дальше.

- Был ли кто-то, кто приехал и сказал: «Извини, я поступил неправильно»?

- Вадим Калацей спустя некоторое время просто подошел, обнял меня и сказал, что поступил неправильно против меня и моей семьи.

- Есть одна песня, в которой поется:«Придет один день, когда мы все вместе сядем за один рояль, вновь посмотрим в даль, за один рояль, вновь мы сядем вместе». Этот день наступит?

- Я думаю, что да. С Вадимом Калацеем уже есть совместные песни, некоторые из которых я пою на этом фестивале. Есть песни, которые написаны совместно с ним; есть и те, к которым слова и музыка написаны им. Я встречался с ребятами из группы «Новый Иерусалим», осенью этого года я бы хотел сделать презентацию-концерт своего нового альбома и блок на моем сольном концерте, на котором я хочу исполнить с ними хиты, известные людям. Более того, в моем сердце есть желание записать с ними новую песню. Мы ведь уже 9 лет ничего вместе не делали, не выходили вместе на сцену, но сейчас я готов сделать с ними что-то совместно.

- А с новыми ребятами?

 - Буду продолжать работать с ними, заниматься своим творчеством.

- То есть речь не идет о каком-то объединении. Только о совместном выступлении?

 - Да. Почему нет?

- В 2012 году Вы планировали это?

- Да, я планировал все это сделать, но не были готовы люди в команде. Не знаю, когда мы будем делать, и получится ли у Игоря Копылова прилететь из Америки. Хотя, может даже без его участия мой нынешний гитарист сыграет его партию. У меня было желание сделать такой концерт и назвать его «20 лет спустя».

- Что Вас огорчает?

- Меня огорчает борьба с самим собой. Иногда не можешь сделать то, что хотел бы сделать. Как в тренажерном зале, когда ты отжал 25 раз и понимаешь, что еще нужно 26-й и 27-й.

- Но ничего: не сегодня - так завтра.

- Точно. Я решил не осуждать самого себя, несмотря на то, что уже три года не могу выпустить новый альбом.

- Это пилит Вас?

- Иногда пилит, ведь есть группы, которые чуть ли не каждый год по три альбома выпускают. Я решил для себя просто жить, служить, наслаждаться семьей, воспитанием маленького ребенка. Пишется – писать; не пишется – не писать; не высасывать из пальца из-за того, что надо что-то написать. В этом мне близка позиция Андрея Макаревича. Он говорил: «Я пишу, когда слышу; когда не слышу - я просто живу». У меня много песен, с которыми я могу выходить на сцену и завтра, и через месяц. Новые песни, новый альбом практически готов, инструментал весь записан, осталось записать несколько песен и модно его выпускать.

- Я хотел задать вопрос, что Вас радует, но, как понимаю, Вы уже ответили.

- Меня радует сама жизнь; радует, что я могу сегодня быть здесь, общаться с Вами; меня радует, что мои советы кому-то в жизни помогут. Я радуюсь, что у меня есть маленький ребенок – сын Леон. У меня замечательная дочь, но она уже взрослая. А Леончик – это мой маленький дружок, со мной летает везде периодически.

- Мы от всего сердца молимся, чтобы у Вас все было хорошо и со здоровьем, и с творчеством. Благодарим Вас за интервью!

 

 


Теги: патлис, музыка, россия, беларусь, искусство

Количество показов: 4512

Комментарии:

0 комментариев

СтАТЬИ РАЗДЕЛА

Новое


Популярное


Случайное